Разрешите сайту отправлять вам актуальную информацию.

01:39
Москва
29 февраля ‘24, Четверг

Между благом и болезнью: Как правильно любить гаджеты и не скатиться в игроманию

Опубликовано

Игромания, она же лудомания (от ludo – «играю») – «тихий убийца».

Можно годами общаться с человеком и не замечать его пагубной страсти. Больные люди не так быстро катятся в пропасть, как наркоманы или алкоголики, у них не отказывают внутренние органы (не будем иронизировать про мозг), они в состоянии контролировать свою жизнь, а иногда даже свои финансы. Но состояние последних неуклонно ухудшается, и постепенно это становится невозможно скрыть…

Не обязательно деньги

Надо понимать, что лудомания не обязательно связана с деньгами. Даже увлечение какой-нибудь сетевой игрой, даже если она без «донатов» (вложений реальных денег в развитие персонажа), всё равно может пагубно повлиять на жизнь человека: он перестаёт интересоваться чем-то другим, у него снижается эффективность работы или учёбы, постепенно набирается лишний вес за счёт долгого сидения за компьютером (или приставкой, или иным гаджетом). Но это уже грань нормы: в конце концов, сильно ли от такого человека отличаются фанатичные поклонники «Гарри Поттера», «Манчестер Юнайтед» или Ольги Бузовой?

Об относительно простом случае журналистам Infox.ru рассказал психолог-консультант Дерябин Богдан Олегович – вип-специалист охотно поделился своим опытом и взглядом на проблему.

– Были в Вашей практике какие-то связанные с гаджетами ситуации, выход из которых удалось найти благодаря Вашим консультациям?

– Вот, к примеру, одна из недавних. За помощью ко мне, на приём психолога, обратились родители, у которых сын-второклассник внезапно стал испытывать приступы тошноты и рвоты. Родители сбились с ног, обращались к разным врачам, но обследования не нашли у мальчика никаких физиологических патологий. Специалисты разводили руками и говорили, что ребёнок абсолютно здоров. Проблема же никуда не уходила.

Общие знакомые порекомендовали отцу обратиться ко мне. Я попросил привезти ребенка на консультацию. Оказалось, что проблема в том, что родители полностью ограничивали ему доступ к смартфону и другим гаджетам, включая компьютер. В итоге в классе, когда все вокруг обсуждали какие-то игры, современные тренды и т.п., мальчик был совершенно «не в теме», и из-за этого испытывал сильное психоэмоциональное напряжение и дискомфорт. Через тошноту и рвоту его психика сигнализировала о том, что человек не может адаптироваться в школе и социализироваться среди сверстников. Это было выражение протеста родителям, запрещавших ему пользоваться гаджетами. Я поговорил с отцом, объяснил ему, в чем дело, и предложил разрешить ребенку гаджеты. Он меня услышал. Буквально через пару дней приступы рвоты у ребенка прекратились.

– Вы считаете, что гаджеты для детей безопасны?

– Два года назад в закрытом докладе для одного из федеральных органов исполнительной власти я ввел понятие «психосингулярность» применительно к использованию детьми дошкольного и младшего школьного возраста в современном обществе различных цифровых устройств и компьютеров. В докладе я утверждал и продолжаю утверждать, что нет никакого смысла запрещать подобные гаджеты детям, так как эти технологии и устройства уже настолько плотно вошли в нашу повседневную жизнь, что их запрет сопоставим с запретом дышать. Наша психика настолько адаптивна, что нет ничего страшного ни в клиповом мышлении, ни в самих играх. Напротив, гаджеты приносят пользу. Через них ребенок учится, социализируется и т.д. Просто сейчас мы используем другой механизм развития личности. Если раньше, к примеру, учили, как из общего вычленить частное, то сейчас, в цифровую эпоху, нужно учить обратному – как из частностей собрать единое целое.

– Вот прямо совсем никак не ограничивать гаджеты у детей?

– Можно не запрещать, а задавать рамки. Вот, к примеру, с этим мальчиком и его родителями. Ребенок хорошо учился, для него в качестве рамок может выступать именно критерий успеваемости в школе. В нашем случае это сработало только в плюс к учёбе. Получив доступ к тому, чего ему не хватало для социализации, ребенок избавился от физиологических и психологических проблем, а его КПД в образовательном процессе только возрос – он стал быстрее делать уроки, показывать еще более высокие результаты в обучении. При этом у ребенка появились друзья, человек стал частью общества, и это просто замечательно. Кстати, ребенок мне сам до сих пор иногда позванивает, это приятно. И родители довольны.

Этим родителям, продолжает психолог Дерябин, повезло: раннее обращение к психологу, ранняя диагностика позволили быстро и мягко решить проблему. Но так бывает далеко не всегда. Если в описанном случае гаджеты помогли мальчику социализироваться, то часто бывает и наоборот: социализация у «рабов экрана» идёт только в виртуальном мире, но никак не в реальном. Доходит и до криминала: иногда подростки нападают на родителей за попытки лишить компьютера, приставки или смартфона… В своей трудовой биографии Дерябин сталкивался и с подобными крайностями.

Тем не менее клинические психологи, говоря о лудомании, имеют в виду главным образом склонность к игре на деньги. Эти случаи, как правило, тяжелее и запущеннее, чем простая страсть к гаджетам. Что ни говори, а реальные деньги – очень сильный катализатор выработки адреналина…

Точки притяжения игроманов

Перечислим основные формы риска деньгами, которые притягивают к себе лудоманов.

  • Игровые автоматы – запрещены в России за пределами игорных зон.
  • Различные игры казино – запрещены в России за пределами игорных зон.
  • Онлайн-казино – запрещена организация, но не игра.
  • Онлайн-покер – запрещена организация, но не игра, есть легальные российские сайты.
  • Ставки на спортивные события (беттинг).
  • Игра на фондовой бирже – как любительская, так и в статусе квалифицированного инвестора.
  • Лотереи.

Простые, небогатые лудоманы, как правило, тратят свои деньги на спортивных ставках, в полулегальных виртуальных игровых залах и на лотерейные билеты. При этом исключение России из международной финансовой системы существенно усложнило финансовые операции в серьёзных иностранных онлайн-казино, поэтому люди пересели на беттинг или на совсем уж откровенно криминальные игровые порталы, которые бесконечно, но не очень эффективно блокирует Роскомнадзор.

Признаки игромании

Выше мы говорили, что распознать лудомана достаточно сложно. Тем не менее определённые изменения в поведении человека всё же должны навести на определённые мысли. Например:

  • внезапные финансовые проблемы (в случае с ребёнком – стремление любым способом получать больше карманных денег) – или, наоборот, необъяснимо крупные траты;
  • нервозность в ситуациях без доступа к гаджетам или интернету;
  • попытки избежать таких ситуаций – отказ от встреч, праздников, других форм социальной активности;
  • необъяснимые приступы раздражительности;
  • снижение качества работы или учёбы;
  • неотрывное сидение за компьютером, если этого не требует работа и раньше такого не замечалось.

Добавим, что игромания весьма часто идёт рука об руку с алкоголизмом или наркоманией и как бы прячется за ними: знакомые больного видят более очевидные заболевания и не подозревают о том, что человек ещё и «подсел» на азартные игры. Ещё одна форма сочетания игромании с сексуальными расстройствами – трата денег на сайтах вебкама, постоянное участие там в различных внутренних играх и акциях в надежде на какие-то особые действия моделей.

«Кодировка от игромании»

Дерябин Богдан говорит, что его часто спрашивают: а нельзя ли «закодировать» больного, возможно ли лечение игромании гипнозом или какими-нибудь другими методами, аналогичными тем, что применяются для борьбы с алкоголизмом и наркоманией?

Хотя проблема игромании отнюдь не нова, как полноценную психическую болезнь её воспринимают относительно недавно. Поэтому общепризнанных способов лечения с более-менее гарантированным результатом не существует. Вип психологи, как правило, разрабатывают собственные методики, гибко применяя их в зависимости от конкретного случая.

Причины игромании

Как и при лечении других зависимостей, важнейшую роль здесь играет мотивированность самого человека на результат, осознание им проблемы. Без этого условия все усилия с высокой вероятностью будут бессмысленными. С другой стороны, работа психолога, берущегося за лечение игровой зависимости хоть в Москве, хоть в Нью-Йорке, как раз и состоит в донесении до пациента сути его состояния. И всё же от географии многое зависит: в Китае, например, созданы клиники для лудоманов с крайне жёсткими условиями: до недавних времён там, например, «лечили» электрошоком.

Поэтому первый этап работы с проблемой – это осознание причин болезни и создание мотивации для её преодоления.

Причин может быть достаточно много: все несчастные семьи несчастны по-своему. Выделим основные – и чаще всего они дополняют друг друга:

  • нездоровая обстановка в семье, поиск способов «отключиться»;
  • стремление к «лёгким деньгам», которое активно формируется культурой потребления;
  • просто тяжёлое финансовое положение;
  • наоборот, отсутствие семьи и связанных с нею обязательств, возможность делать «что хочется»;
  • зависть знакомым, которым удалось что-то выиграть (кстати, если уж играете, никому не рассказывайте о выигрышах, может быть, это поможет сберечь чьи-то деньги, а то и жизнь);
  • желание пустить пыль в глаза;
  • отсутствие ярких впечатлений и событий, рутина;
  • клиническая депрессия;
  • простая человеческая глупость.

Мотивация зависимого

Как раз из этого списка становится понятно, что мотивация пациента на избавление от зависимости – вещь не банальная. И только чётко осознав причины заболевания, специалист может приступить к этой важнейшей стадии. Цель – сформировать в сознании зависимого мотивацию на добровольное преодоление тяги. При этом устно выраженное согласие мало что значит. Один из психотерапевтов в Москве рассказывал о ситуации, когда молодой человек четыре (!) раза добровольно проходил социально-психологическую и медикаментозную реабилитацию, бодро благодарил специалистов за помощь психологов при игромании и радовался началу нормальной жизни – и потом, иногда даже не зайдя домой, отправлялся к игровым автоматом или, позже, киоскам мгновенных лотерей.

Но этот «рецидивист», к счастью, исключение из правил, хотя и его ждал хэппи-энд: благодаря презентабельной внешности и умению производить хорошее впечатление он получил хорошую работу и… неожиданно стал беречь заработанные деньги, выделяя себе на азарт строго отмеренную сумму и ни рублём больше. Не вылечился, но по крайней мере перестал разрушать свою жизнь.

Именно умение мотивировать зависимого на излечение – показатель уровня психотерапевта, специализирующегося в этой сфере, отметил в разговоре с Infox.ru психолог Богдан Дерябин.

Лечение игромании и реабилитация

На втором этапе идёт лечение – с помощью когнитивно-поведенческой психотерапии, гипнотерапии, других техник. Иногда, разумеется, не обойтись без лекарств. В зависимости от ситуации врачи выписывают, например, антагонисты опиоидных рецепторов (это купирует тягу к игре), ингибиторы обратного захвата серотонина, атипичные нейролептики, транквилизаторы, ноотропы, седативные средства. Применение подобных средств для лечения игромании без рецепта врача категорически запрещено – крайне велик риск усугубить состояние.

На третьем этапе необходимо вернуть пациента в социум. Восстановить его отношения с близкими, решить вопросы с учёбой и работой. В случае с подростками и молодыми людьми здесь показана семейная психотерапия – кстати, не помешает она и в ситуации, когда «во все тяжкие» ударился, к примеру, глава семейства, а тревогу бьют его дети.

Четвёртый этап – предотвращение возможных срывов. Здесь необходимо дружелюбное, ненавязчивое наблюдение, развитие у пациента навыков самодисциплины, ответственности, укрепление психики. Здесь уместно использовать полимодальную психотерапию, предполагающую работу с личностью пациента в комплексе, по всем её граням.

* * *

С 1 января 2022 года вступила в силу 11-я версия Международной классификации болезней. Лудомания, которая в 10-й версии находилась в «расстройствах привычек и влечений», перешла в «Расстройства вследствие употребления психоактивных веществ или аддиктивного поведения» и из зависимости стало полноценной болезнью.

А от болезней надо лечиться.

Будьте здоровы!

Учёные создают нейросеть, которая расшифрует язык животных
Реклама